[an error occurred while processing this directive]

Школа по Второй Логике

Апрель 2000. «Начало начал»

Обработанные архивы
Школы по Второй логике

 

 

 

Учащийся:

Масутацу Ояма писал: «Каратэ – это Дзэн, а Дзэн – это карате» Я согласен с первой до последней буквы. Ваше мнение?

Клейн:

Конечно, «каратэ – это Дзэн», а Чань – это стиль кулачного боя «очень пьяный богомол». Включая баскетбол, хоккей и усердное ковыряние в носу. Правильно дзенствующий! – вот тот капсюль, который служит запалом для шайбы, чтобы она – бац! – попала в корзину, как бы кто ни богомолил... Привет всем!



Учащийся:

Я уже до этого думал про логику, оказывается – сегодня вспомнил. А думал я про нее в связи с «аналогиями». Как-то я решил что логика, по сути – это производное от аналогий.

Клейн:

Аналогии – это сопоставление нами наших преставлений об объектах, исходя из нашего представления о том, что эти объекты обладают сходством (именно таким-то конкретным сходством). Представляешь, какое раздолье для ошибки?

«Производное от аналогии» – это дополнительное понимание, которое обеспечивает формирование опоры для действия. Аналогия – «производная» логики, ее составная часть, операция сравнения.

Любую операцию, естественно, можно делать: А. правильно. Б. неправильно. Чтобы операция делалась правильно – обычно, применяются всякие специальные меры, среди которых можно отметить такие, как – обучение, заточка инструментов, а также вывешивание таблички «Тише! Идет операция!».

Аналогия – это вид анализа ситуации. Упрощенный и, в связи с этим – наглядный. В связи с наглядностью часто применяется в качестве инструмента убеждения, растолковывания.

Существует 2 вида применения аналогий: 1. Аналогия, выстраиваемая (конструируемая) мною, когда предмет обсуждения мне предельно понятен, а я имею цель донести это понимание до кого-либо – т.е. модель, учебное пособие.

2. Аналогия, выстраиваемая мною, когда предмет рассмотрения мне непонятен глубинно. Тогда (2а), если я честный исследователь – она служит мне небольшой ступенькой для продолжения анализа объекта (явления), т.е.

ярлычком «а покопай-ка в этом месте». Если же я (2б) – нечестный исследовать или вообще не исследователь, а, например, «неправильно дзенствующий», то я пользуюсь аналогией в качестве «доказательства» себе и другим правильности моего понимания, т.е. использую «негодное» доказательство.

Аналогия (иллюстрация) никогда не является доказательством! Аналогия никогда не может служить доказательством! Понимание этого – важно.

Учащийся:

Я решил, что узнать законы аналогий, это было бы полезно для получения новых знаний.

Клейн:

Законы правильного формирования аналогий. Да.

Учащийся:

И еще мысль: все аналогично всему, только надо правильно провести аналогию.

Клейн:

Да. Я писал в Хелпе: «Сравнить можно, что угодно, с чем угодно. И что?» Вопрос всегда – как «правильно провести аналогию»? И что такое «правильно»?

Учащийся:

Читая этот отрывок:

Kл.: А вопрос – можно ли (нужно ли) Машу и Сашу рассматривать как одинаковые объекты? или как разные? Это вопрос для Второй логики. Для Логики Проведения Границ. Для мудрости, если хочешь. – «Тот же это вопрос или не тот же?», «имеет значение форма или не имеет?»....

– примеры вопросов для второй логики! И, особенно, обращая внимание на «Логику Проведения Границ», мне показалось, что возможно вторая логика – это, как раз, «как провести правильную аналогию»?

Клейн:

Да. Умение «проводить правильную аналогию» – это один из результатов овладения Второй логикой.



Учащийся:

Я вот только не очень понял, что значит неправильное «разграничение, проведение границ»? То есть, в принципе, допустить это я могу, но понять как-то не очень.

Клейн:

Правильное проведение границ – это правильное проведение рамок рассмотрения явления, объекта и, следовательно, правильное мышление. Правильное проведение границ позволяет правильно ориентироваться... – ну, например:

1. «Я боюсь, что у меня, в конечном счете, возникает тот же вопрос, о котором ты говорил, отвечая на чье-то письмо (я видел на сайте): «А что я с этого буду иметь?» – тот же это вопрос или не тот же?

2. «Ну, не в такой форме, конечно» – имеет значение форма или не имеет?

3. «Просто хочется знать, а что такое то, что там в конце? Цель-то в чем? Что со мной будет, если получится? Что это за свобода такая?» – что такое тот «конец»? и дальше:

Есть цель или нет? Буду я таким же или стану другим? Что такое «такой же»? Что такое «другой»? Что это за свобода такая, когда ты лишен возможности делать многие вещи, доступные, практически, всем? – Ударить, раздражиться, украсть, лениться, сбежать, не помочь?..

Вопросов – миллион. Часто от ответа на них зависит – искривится или распрямится жизненная линия человека... иногда – жизнь... Уметь правильно увидеть = мудрость = правильное проведение границ.

Я понимаю, что тебе не очень понятно. Но это потому, что этот вопрос – не очень, просто, актуален для тебя сейчас... Он для тебя сейчас – полуабстракция. Поэтому отставляем – пока – эту тему.

Учащийся:

Если я соглашаюсь, или там, верю (а как по-другому?), что то, как я провожу разграничения – неправильно, ошибочно. Но что мне делать дальше? Как узнать, как еще можно проводить разграничения? Как этому учатся? Идет ли здесь речь об отделении дыма от огня? Точнее о правильном восприятии огня и дыма?

Клейн:

Да. Именно об этом.



Учащийся:

А что такое «Вторая логика»?

Клейн:

Первая логика – формальная. Логика вообще – это сумма законов, по которым из посылок делаются выводы, механизм добычи конечной информации, необходимой для принятия решений. Первая логика хорошо работает тогда, когда поле ее применения четко очерчено (границами). Но для того, чтобы очерчивать эти границы, она – неприменима. Например: Провести анализ двух объектов (Маша и Саша) по 10 критериям (рост, вес, кровяное давление и т.д.) – это задача для Первой логики. А вопрос – можно ли (нужно ли) Машу и Сашу рассматривать как одинаковые объекты? или как разные? Это вопрос для Второй логики. Для Логики Проведения Границ. Для мудрости, если хочешь. – «Тот же это вопрос или не тот же?», «имеет значение форма или не имеет?»..

Учащийся:

Я буду стараться, хотя, честно говоря, перспектива овладения «запредельной мудростью» довольно туманна. Ни тебе светильника, ни тебе света, понимаешь! Пока все мои умозаключения сводятся в какой-то замкнутый круг

типа «утром деньги – вечером стулья».

Клейн:

«Утром деньги – вечером стулья» – это Первая логика. «Замкнутый круг» – это попытка решить Первой логикой то, что решаемо только Второй. «Ни тебе светильника, ни тебе света» – это жизнь.



Учащийся:

Я могу примерно рассказать, как я овладевал моей логикой с самого рождения. Эта логика, наверное, почти во всем основывалась на поступающей извне информации.

Клейн:

Логика – не «основывается на поступающей извне информации», логика перерабатывает «поступающую извне информации». Логика – это механизм, перерабатывающий информацию. Логика – это совокупность законов, по которым перерабатывается информация. Эти совокупности (механизмы) – бывают разные. Я знаю 2 и догадываюсь о существовании 3-го.

Учащийся:

Сейчас, даже если я ставлю под сомнение объективность моего восприятия, что это меняет? Я же не начну сразу воспринимать как-то альтернативно?

Клейн:

«Сразу» – не начнешь... Кстати, – образец логики: «Я воспринимал себя умеющим драться, считая это восприятие объективным. Сейчас, после того как я узнал о существовании мастеров кун-фу, даже если я ставлю под сомнение объективность моего восприятия, что это меняет? Я же не начну сразу драться как-то альтернативно?»

Учащийся:

Или для того, чтобы воспринимать по-другому, нужно прекратить воспринимать так?

Клейн:

Нет. Ничего прекращать не надо. Вторая логика – это основа другого способа восприятия. И это – действительно, логика (см. «ЧТО такое логика» выше). Если ты «прекратишь воспринимать так» – это не поможет тебе НАУЧИТЬСЯ второй логике. Но на самом деле – ты не сможешь «прекратить воспринимать так» (см. ЧТО такое восприятие).

Учащийся:

Кл.: «Эти совокупности (механизмы) – бывают разные. Я знаю 2 и догадываюсь о существовании 3-го».

3-го? А для третьего нет никакого примера типа как про конус? Ну, чтобы хоть примерно иметь представление, что это такое?

Клейн:

Пример области применения Третьей логики: Необходимо осознать, что Бог и «Самоорганизация материи под действием второго закона термодинамики» – это одно и то же. Необходимо осознать, что эти противоположности – одно и то же.

Противоположности: «Бог» – развитие мира по Божественному плану-проекту.

«Проект» означает, что заранее известна модель, по которой и строится нечто, т.е. известна заранее (и абсолютно четко!) конечная стадия процесса. «Проект» означает также, что присутствует личностное осознание делателя процесса.

«Самоорганизация» – развитие мира в соответствии с конкретным набором начальных и граничных условий. «В соответствии с конкретным набором начальных и граничных условий» означает, что заранее НЕ известна модель, по которой и строится нечто, т.е. известна только начальная стадия процесса. Личностное осознание делателя процесса отсутствует.

Второй пример: Соподчинение частей Бога. Как часть может быть равна и одновременно не равна целому? Как сопрягаются, соподчиняются эти части между собой и с целым?

Ну, и так далее... Орел, например...



Учащийся 1:

Расскажи, плз, еще о своей медитации!

Wet Shoes:

Да, в общем, про медитацию я больше ничего такого сказать не смогу – я просто сам не знаю, только вот недавно совсем начал – зато могу поделиться, как конкретные трудности преодолевать, так что you're always welcome!

Учащийся 1:

...Ну вот: «Когда проблема «внутреннего диалога» была более-менее решена, в смысле, сейчас не думать почти так же естественно как думать, почти так же легко…» – можешь описать, как это происходит, ощущения?

Wet Shoes:

Ощущения классные. Я полностью разделяю то, что у Кастанеды по этому поводу – «ощущение, что ты паришь». А так же желание улыбнуться и улыбаться. Ощущение (простите) чистоты, (простите) свежести, а последнее время у меня к этому еще добавилась какая-то светлая решимость, вот.

А происходит это просто. Надо будет мне, кстати, найти письмо, в котором Клейн подробно говорит о том, как «делая – делать». Я не знаю, сколько вообще есть способов остановки «внутреннего диалога», наверно, много. Сначала я просто пытался не думать – это, конечно, было нереально. А с клейновским «способом» я просто подошел к той же проблеме, только с другой стороны, и решил ее через понимание. Так что всем желающим рекомендую! И времени-то прошло на самом деле немного. А уже можно абсолютно ЛЕГКО перестать думать, когда захочешь. Я сейчас, как раз, занят тем, что тренируюсь подольше оставаться в этом состоянии, но не с закрытыми глазами в лотосе, а днем – на улице, на работе, в автобусе, где угодно! Супер интересно, на самом деле! Всем советую!



Учащийся 1:

«...Я тут все перед сном «медитирую»...» – а можно узнать, как это у тебя происходит (форма и наполнение)?

Wet Shoes:

Как происходит? Главное правильно сконцентрироваться, наверно. Я еще давно, в принципе, читал всякие книжки по медитативным практикам, но пока практически ничем из этого всего не пользовался. Как-то сам потихоньку. Первой проблемой, да еще КАКОЙ! – было избавление от мыслей. Тут мне Клейн здорово помог продвинуться, хотя о медитации как о созерцании чего-то – сидя, лежа, с закрытыми глазами, в лотосе и т.д. – он никогда, по-моему, не говорил. Мне, кажется, я знаю почему. Вчера в Сутре Помоста прочитал.

Ну вот. Когда проблема «внутреннего диалога» была более-менее решена, в смысле, сейчас не думать почти так же естественно как думать, почти так же легко – появилась другая проблема – «а чего дальше делать?»

Тут я довольно долго бродил в разных дебрях, попутно отгоняя мысли, и в конце концов понял – не знаю правильно это или нет, я все-таки причисляю себя к «очень начинающим медитаторам», – что результат возможен только при полной отстраненности, но активной отстраненности. Мой главный метод был очень прост – есть только то, что я сейчас чувствую. То есть не то, что бы чувствую. Как бы сказать-то лучше? То, чтО сейчас Я. Как-то так.

Главное – в это поверить, по настоящему поверить. А потом, когда в это поверил настолько, что так и стало, – у меня появилась какая-то «волна». Это можно сравнить с ощущением, когда захватывает дух на аттракционах, что-то похожее. Причем, перед появлением «волны» я всегда ощущаю необычное тепло в районе затылка. Я всегда знаю – тепло в затылке – значит все хорошо, все правильно, жди волны!

Вот. Пока мне только один раз удавалось пройти «через» «волну». Вообще, это пока сложновато – нужно не бояться, а пока я как-то все-таки, наверно, боюсь.

Нужно не регистрировать «волну», не пытаться ее как-то объяснить и выявить ее свойства, а наоборот, как можно меньше «уделять ей СВОЕГО внимания».

Вот, совсем недавно у меня получилось! Волна оказалась чем-то типа входа, типа пропуска, проверки на вшивость. Боишься? За себя хватаешься? Описываешь? Объясняешь? – Под зад коленом! Заходите позже!

А вот когда проходишь (проходишь, конечно, неправильное слово) – тут-то все и начинается!!! ОГОГО!!!! Это уже на самом деле описать сложно, но я все-таки попробую. Тут-то самый пер и начинается! Ну, из того, что мне известно. Дальше остается только relax и наблюдать.

То есть «волна» – это вроде как «Фитиль» или «Ералаш», а дальше уже основное кино пошло.

Наблюдаешь только за изменениями своего сознания – тут ты уже, как бы, больше вообще ничего не видишь, в это время вообще ничего больше нет. Это прикольно! Знаешь, что сознание безгранично. Не потому, что оно ничем не ограничено, не потому, что оно куда-то там уходит в даль! Оно все «перед тобой». Просто есть только оно, вот так вот все просто. Поэтому безгранично.

Я видел сознание как какой-то монолит, как что-то абсолютно однородное, без всяких малейших примесей, просто перфектно-идеально однородное!

В общем, не знаю, дальше идут еще какие-то трансформации, и если бы меня в тот момент за нос не ущипнули, я бы вам больше рассказал.

Опять же, я абсолютно не в курсе насколько это продвинутый уровень, может это вообще не то, так что – что «видел», то «рассказал».



Учащийся:

Вот сегодня прочитал Рам Цзы. После этого в голове наступил полнейший бардак, перегрев, капец, кранты и все такое. Я окончательно запутался, пришел в какое-то странноватое «темное уныние», и хотел тебе написать письмо с многочисленными вопросами по поводу прочитанного. Прихожу домой, проверяю почту – а ответ уже, по сложившейся хорошей традиции, пришел! Клейн, сознавайся, как это так происходит!?

Клейн:

Гармонизация потоков в рамках создания единого. Коллективной энергетической системы. Резонансного поля. ...Короче, – один из 18.000 побочных результатов.

Учащийся:

Клейн, а что значит единое сознание? У нас оно единое? А почему побочных результатов именно 18.000?

Клейн:

Единое сознание?.. – Не знаю. «У нас оно единое?» – Думаю, что нет, все-таки... 18.000 – это для ясности. Вместо «много» или «очень много».

Учащийся:

Да, спасибо, Клейн, я получил! Я хохотал просто до потери пульса!

Главное, когда получил просто приглашение от Витахи – ничего такого смешного не было. Красиво, приятно, все такое. А вот когда твой ответ на него пришел – тут я просто катался по полу! Особенно про «обслуживающий персонал»!!

Ой, я после этих твоих слов прочитал – и, правда, смешно!..

Клейн, я вот хотел спросить – в 8-м Хэлпе говорится о том, что нужно попробовать выйти за границы, рамки обычного поведения, там, убеждения, сложившихся правил и т.д. И осмотреться. А для чего это нужно? Чтобы не зацикливаться, не прибиваться к чему-то одному, что считаешь правильным?

Клейн:

Во-первых, это нужно делать не специально – а при случае. Во-вторых, – ориентир такой: ты поступаешь так-то в такой-то ситуации, исходя из того, чтобы не обидеть человека, например. Как-то проводишь границу: «обижительное поведение – необижительное». – А ты проведи границу, сдвинув ее в сторону обижительной зоны. И посмотри, что получится. И так же – с другими границами поведения.

Учащийся:

Я попробовал. В разговоре с другом я вел себя нарочито нахально, шуточки всякие себе позволял, понимаешь, желчные. У него это вызвало недоумение, а мне потом было как-то неудобно.

Клейн:

Я ж писал: «Во-первых, это нужно делать не специально – а при случае». Т.е. не «нарочито», «нарочито нахально», а в реальной боевой ситуации надо об этом вспомнить! А то, ишь! – на друзьях он тренируется. «Операцию «Ы»» – видел?

Учащийся:

Но зато это навело меня на некоторые размышления о форме, о нейтральности, ну и о границах, естественно! Я постараюсь сформулировать это все, и напишу тебе, хорошо?

Клейн:

Хорошо. Но «нарочито» и «на друзьях» – прекращай, однако...

Это нужно для того, чтобы ты увидел кое-что новое. Как-то, чтобы поменялись твои представления-стереотипы, т.е. чтобы «не зацикливаться, не прибиваться к чему-то одному, что считаешь правильным». Чем правильнее видишь – тем правильнее управляешь.

Учащийся:

Вот, вот, точно!! Форм-то много, в которых можно считать себя правым, и считать свое поведение правильным. Можно ведь бесконечно менять, сдвигать эти ракурсы, позиции, даже незаметно для себя. И верить в то, что твоя позиция – эта. И ты в ней прав. Интересно, сколько раз за жизнь у человека съезжают «правильные позиции», иногда даже меняясь на противоположные? И всегда же он «прав»! Дальше я начал думать о нейтральности, о прозрачности, но пока ничего вразумительного не надумал.

Клейн:

Вторая логика – искусство менять, сдвигать эти ракурсы, позиции. Сдвигать заметно для себя.

Учащийся:

Зато я почему-то вспомнил одну смешную историю. Когда я учился в первом классе, у нас была такая книжка «Читаем сами». И одному мальчику попалось незнакомое слово «сердобольный». Он попросил нашу учительницу объяснить ему что оно значит. А она говорит – «ну, это очень просто, смотри: серый, да больной». Дезинформация училки вскрылась при первой же моей попытке блеснуть перед родителями знанием нового слова. Причем я употребил его в настолько диком, абсурдном контексте, что заставил родителей усомниться в правильности моего толкования. Тут все и всплыло. Мне, конечно, сквозь смех, объяснили что на самом деле значит «сердобольный».

Клейн:

Охренеть!...

Учащийся:

А так вроде у меня все, как было. Мозги медленно поворачиваются в какую-то новую сторону. Причем, как-то глобально, на всех фронтах. Я им стараюсь всячески в этом помогать.

Клейн:

Это – очень хорошо. Это – глобальный «способ». А то, что про «выйди за границы» – это один из множества частных способов.

Учащийся:

Это супер здорово, когда замечаешь эти самые «глобальные»! У меня меняется позиция, ракурс, точка рассмотрения и себя, и мира вокруг меня. Очень многие вещи, которые раньше воспринимались эмоционально, теперь воспринимаются, как «происходящие вещи».

Клейн:

ОК.

Учащийся:

Я, кстати, заметил, что не могу теперь есть и одновременно смотреть телевизор – две вещи, которые раньше были – ну как «Хлеб и Рама». Харе Хлеб, Харе Рама!

Клейн:

Тут ты меня опередил. Я собирался это давать в 9-м Хелпе. А тут – бац! – и само собой! ...в качестве – одного из 18.000 побочных результатов.

Учащийся:

Да нет, наоборот получается, что ты первый был, раз в Хэлпе давать собирался! Да, класс!! Скоро и мэйлом не надо будет пользоваться, проснулся утром, а мысли уже в голове!



Учащийся:

Я тут все перед сном «медитирую». Клейн, ты не мог бы сказать, как так сделать, чтобы не пугаться когда начинаются какие-то изменения? А то, как что меняться начинает – раз! – сердце в пятки, дух захватывает, – и «экстренная эвакуация». Обидно, даже ухватиться-то толком не успеваешь…

Клейн:

Только повторением. Постепенным привыканием. Постоянными попытками преодолеть страх.

Учащийся:

Клейн, а что можно узнать или увидеть через медитацию? Там есть какая-нибудь конечная цель?

Клейн:

Ничего нельзя «узнать или увидеть». Конечная цель там есть.

Учащийся:

А Рам Цзы, все равно, из головы не выходит, блин.

Клейн:

Он действует так только очень на некоторых.

Учащийся:

В каком смысле?

Клейн:

Чем чище человек, тем сильнее на него это действует. Но более тренированные справляются с этим быстрее.

Учащийся:

А, я еще хотел спросить: там говорится об «остановке внутреннего диалога». КЛЕЙН!!!!!!!!!!!! НАУЧИ!!!!!!!!!!!! ПЛИИИИЗЗЗЗ!!!

Клейн:

Да, он у тебя и остановлен... Почти. Не думай о том, о чем не нужно думать!.. Лови себя за хвост, как только начинаешь думать о том, о чем можно (и нужно!) не думать. НЕ делай лишнего (не нужного) внутри и снаружи.



Учащийся:

Клейн, а ты не мог бы пояснить – так думать или не думать? Или думать выборочно?

Клейн:

Думать выборочно. Основная задача – научится не гонять по кругу в голове ненужные мысли. Мысли, которые заземляют, угнетают, отнимают силы. Мысли, думание которых не ведет ни к каким результатам, а только отнимает энергию. Мысли, думание которых лишь засоряет мозги и загрязняет (незаметно) сознание.

Учащийся:

Клейн, а если это приятные мысли?

Клейн:

Мысли о мести, например, знаешь ли – тоже приятны... Приятные – думай! Если это светлые мысли.

Учащийся:

Я еще давно заметил, что себя можно иногда как бы иметь в виду, а иногда просто о себе забывать. Как бы это сказать-то лучше? Это как в игрушках про гоночки, там есть несколько режимов вида – вид сзади, из кабины и как бы «с кончика переднего бампера». Вот иногда, особенно в компании, во время какой-нибудь пьянки очередной, вид «из кабины» отключается и остается только «с переднего бампера», а про себя вспоминаешь только когда в туалет пойдешь, – тут же опять в кабине – или когда спать ложишься. Я просто не знаю, имеет ли это какое-нибудь значение, но если имеет, ты не мог бы сказать, стоит ли все время держать себя в кабине или, наоборот – на бампере? Ты, наверное, посоветуешь «вид сзади».

Клейн:

Имеет. И очень важное. Важно уметь управлять переключателем. Сохранять над ним контроль. Постоянно. Это, в общем-то, и есть основа управления эмоциями без их отсекновения.

Еще раз: Основа правильного управления эмоциями.



Клейн:

Сознание все время делает лишнюю работу. Лишнюю, ненужную работу. Пожирающую энергию. Определись – чего тебе нужно делать и чего не нужно? Чего тебе НУЖНО думать и чего не нужно? И делай то, что нужно. Не делая то, что не нужно. Обычно, очень мало остается. Но у тебя довольно много останется – ...тебе это, просто, поможет сконцентрировать свой поток деятельности. Думать нужно уметь конструктивно. Т.е. мысли должны вести к действию. Через понимание, естественно... Мысли – понимание – действие.



Учащийся:

Вот я лежу в постели, закрыл глаза, пытаюсь не думать ни о чем вообще.

Клейн:

Это хорошее упражнение. Нужно понимать, что это – упражнение. Полезное, но упражнение.

Учащийся:

Уже дня четыре так вот «упражняюсь». Пока что ничего особенного. Вот вчера лежал после часа всех этих «экзерсисов» и думал. Как-то странно, получается, что я пытаюсь обмануть сам себя, и какая-то часть меня это знает, я пытаюсь отбиваться от мыслей, но какая-то часть меня, все равно, все время «в курсе всего», и еще дает советы. Я вчера пытался внушить себе, что у меня нет никаких признаков. Как ни странно, но по итогам хит-парада наиболее неуловимых и въедливых мыслей лидируют мысли о том, «что Клейн говорил». Они заняли половину «отдела регистрации происходящего» и теперь ни одно действие не проходит без их визы. У меня внутри теперь сидит Клейн.

В общем, вчера пришлось избавиться и от Клейна (ты уж прости). Это, наверное, была наиболее продуктивная попытка из всех предыдущих.

Но все равно в конечном итоге, когда кроме дыхания и живота у меня почти не осталось признаков (мне так показалось), я чего-то занервничал, задышал, сердцем забился – в общем, запорол всю мазу накорню. А внутренний Клейн со мной еще долго потом не разговаривал – обиделся, наверно. А может на личном примере хотел показать, как останавливается внутренний диалог?



Клейн:

Ну, так и учись! ...на практике.

Учащийся:

А как? Я вот, например, вчера пытался не входить в состояние «динамического равновесия», чтобы заснуть. Лежал-лежал, потом как начал смеяться, уж больно глупо я, наверное, со стороны выглядел, как хомяк какой-нибудь – забился в угол, лежит и дышит.

Вообще долго не думать «о лишнем» поначалу было тяжеловато. Иногда тааак тянет расслабиться и погрузиться в тепленькие мысли о какой-нибудь фигне, прямо ломки! А иногда вдруг, раз – какая-то усталость, в сон начинает тянуть, и так и хочется хвостик отпустить на вольные хлеба. Но натруженная рука не дрогнет!!!

Клейн:

Да. Надо стараться. Вот так и учатся... – на практике. – ...«уж больно глупо, наверное, со стороны выглядят... и так и хочется хвостик отпустить на вольные хлеба. Но натруженная рука!!!»



Учащийся:

Клейн, я вот тут щас сидел и пытался медитировать. Мысли уже практически не появляются, чему я страшно рад! Еще раз сэнкс! У меня был один момент, когда мне стало казаться, что что-то начинает происходить, меняться! Но я опять растерялся как-то, заволновался – в общем, опять все запорол.

Клейн, посоветуй что-нибудь, плиз. На чем лучше сосредотачиваться и чего ждать-то вообще? Сейчас пойду еще попробую!

Клейн:

Да. Нужно, просто, делать. Пробовать еще и еще...

Учащийся:

На какое-то время (совсем мало) это получается, и даже если мысли пожирней исчезают, то остаются какие-то фантомообразные мыслишки, почти как образы, и мелкими перебежками начинают прошмыгивать. Причем, если я сосредоточен на недопущении мыслей, они ухитряются как-то обходить эту самую область сосредоточения и появляются в каких-то новых областях, возникающих вместе с ними. Все это дико напоминает контртеррористическую операцию в Чечне.



Учащийся:

А еще одна проблема возникает, когда происходит какое-нибудь движение, или звук, короче что-нибудь меняется, и сознание тут же это дело регистрирует. А как зарегистрирует, тут же начинаются сравнения, описания, обоснования, и за один момент «все, что нажито непосильным трудом» – летит на фиг, а ты пока еще поймешь, что уже тут полчаса лежишь как дурак и думаешь о какой-то фигне, типа «а если бы наши делали хорошие инжекторы...» – пройдет еще три часа.

Клейн:

«Основная задача – научится не гонять по кругу в голове ненужные мысли. Мысли, думание которых не ведет ни к каким результатам, а только отнимает энергию». Оно, все равно, отнимает. От чего-то нужного, что могло бы быть сделано на этой энергии. Нужно научиться так: или работать – или отдыхать! Все промежуточные (недоделанные) состояния – это пустая трата времени и энергии. Пустая трата жизни. Времени жизни. Энергии жизни.



Учащийся:

Клейн, я еще хотел тебя спросить: а почему для того, чтобы уснуть мне нужно о чем-нибудь думать? Вот если я специально стараюсь не думать ни о чем, то заснуть я не могу. Ведь по логике все наоборот должно быть, разве нет?

Я успокаиваю свой «разум» остановкой внутреннего диалога, и с чистой совестью отхожу к батьке Морфею (чуть «к Аиду» не написал). А когда мой разум занят мыслями, это же, по идее, должно поддерживать состояние бодрствования, я же слежу за мыслью, там, развиваю ее, сравниваю и т.д. Почему же я при этом как-то засыпаю? Или в это время мыслей уже нет?

Клейн:

Существует такое понятие – «динамическое равновесие». Ну, и соответственно – «статическое равновесие». «Статическое равновесие» – это шарик на дне лунки. Стоит. Не шевелится. Сдвинь его повыше – он вжик-вжик – покатается – и остановится опять на дне лунки. И опять стоит. «Динамическое равновесие» – это, например, маятник. Ну, чтоб тебе удобнее было – большой – огромный маятник... Он качается туда – сюда, туда – сюда, качается с таким же постоянством, с каким шарик лежит в лунке. Чтобы вывести его из этого состояния, в него нужно впихнуть достаточную порцию энергии – толкнуть его. Так же, как в шарик на дне лунки, в который мы впихиваем порцию энергии, поднимая его по стенке лунки. Отличие в том, что шарику, находящемуся в состоянии «статического равновесия» дальше падать некуда, и его энергия равна нулю. Маятнику есть «куда падать» из состояния «динамического равновесия».

Это «есть куда падать» называется «полная остановка». Но в момент «туда-сюда, туда-сюда», в момент, когда «он качается с постоянством» – он находится в состоянии «динамического равновесия». Для того, чтобы вывести его (точно также как и шарик) из состояния «равновесия» в состояние «полной остановки», необходимо затратить энергию. Затормозить. Затратить энергию.

«Чтобы уснуть мне нужно о чем-нибудь думать» – означает: «о чем-нибудь думать» является для тебя «динамическим равновесием» при переходе в сон.

«Динамическое равновесие»: параметры ТВОЕГО НЫНЕШНЕГО сознания (в ЭТИХ конкретных условиях, в которых ты сейчас находишься) должны быть уравновешены именно таким образом, чтобы сознание попало в фазу «перехода ко сну». Как только ты «специально стараюсь не думать ни о чем», то ты – специально «тормозишь» маятник. Вкачиваешь в это дело дополнительную энергию. Но тут аналогии с маятником заканчиваются. Почему? Потому что ты одной «частью» сознания тормозишь другую. То есть твое пытающееся заснуть сознание – это одновременно, и маятник, и человек, пытающийся затормозить маятник. В схватке побеждает маятник, а человек, напрягая свои мышцы (генерируя энергию), напрягает мышцы маятника, который является с ним одним целым, и продуцирует «продолжение схватки» вместо «желанного сна». «Все это дико напоминает контртеррористическую операцию в Чечне».



Учащийся:

Уффф... Ну, я ж даже не знаю – в полной я темноте или не в полной.

Клейн:

Не в полной.

Учащийся:

Клейн, а почему я не могу это заметить или понять?

Клейн:

Первая логика – это наука об алгоритмах. Вторая логика – эта наука о границах алгоритмов. «В полной – не в полной» – это граница.

Учащийся:

Клейн, я, правда, не очень понимаю. Для того, чтобы овладеть второй логикой нужно быть «над» всеми этими противоположностями?

Клейн:

Нет. Наоборот. Овладение Второй логикой позволяет быть «над» всеми этими противоположностями. И – главное! – правильно понимать, чтО такое «над».

Учащийся:

В Сутре Помоста, уже не помню где, говорится о «приходах-уходах». И по-моему о сведении противоположностей. Это из этой серии?

Клейн:

Ну, как бы мне тебе объяснить... ВСЕ – «из этой серии». Мир не меняется от того – в Первой логике ты его видишь или во Второй. Но содержание всех понятия твоих о всех элементах мира – меняется. В том числе, меняется содержание понятия, которое НАЗЫВАЕТСЯ «из этой серии».

Учащийся:

Нда.. Это надо, наверно, самому «прочувствовать». Клейн, а то, что называется просветлением и «овладение» Второй логикой – одно и то же или нет?

Клейн:

Первая логика – это наука о построении алгоритмов. Вторая логика – это искусство проведения границ.

Учащийся:

А нет ли какого алгоритма проведения границ?

Клейн:

Еще раз – пойми! – Можно построить алгоритм проведения какой-либо границы. Это означает лишь то, что ЭТА граница лишь ошибочно принималась за границу. Это означает лишь, что два (или несколько) ЧАСТНЫХ алгоритмов можно теперь (по мере развития знания и связанной с ним изощренности построения алгоритмов) построить ОБЩИЙ алгоритм для целого класса явлений (процессов), которые до этого СЧИТАЛИСЬ различными.

Учащийся:

Я долго въезжал, но вроде въехал.

Клейн:

Все алгоритмы имеют области применения. Все. Эти области применения – ни что иное, как области, в которых алгоритм действует, т.е. обеспечивает возможность получения нужного (для применяющего алгоритм) результата. Эта область вмонтирована в область, где этот алгоритм НЕ действует. Граница между этими областями – и есть та зона, о которой мы говорим, что она не может быть проведена с помощью алгоритма. Почему? Потому что нет ни одного дерева, которое было бы ИДЕНТИЧНО другому дереву, потому что нет ни одной ситуации, которая В ТОЧНОСТИ бы повторяла другую ситуацию, потому что мир в каждом своем фрагменте – уникален («уникальный» означает один-единственный, неповторяющийся) – именно это означает «в одну и ту же реку нельзя войти дважды». Любой алгоритм – это схема. Грубая схема, приблизительно отражающая реальный процесс и необходимые (грубые) реакции по его регулированию. «Приблизительно» рождается из «только необходимые для нашей цели элементы». Из «только необходимые для нашей цели элементы» рождается «грубый». Понятно? Возьми стакан, обычный стакан. Его можно описывать бесконечное количество времени. После того, как кончатся цветастые поэтические эпитеты, можно дать такое описание – предмет, отстоящий 8-го марта 2000 года в 16.52 и 17 секунд по московскому времени от кончика антенны спутника «Вояджер», вращающегося по стационарной орбите вокруг Сатурна, на расстоянии 18,4х10 в 9-й степени метров. Меняя каждый параметр последнего описания можно описывать стакан бесконечно.

Количество бесконечных «линий описания» каждого из бесконечного числа предметов – бесконечно. Для достижения ПРИКЛАДНЫХ целей используют алгоритмы.

«Прикладные цели» означает «конкретно описанные». Если цель не описана конкретно (или описана неправильно), то достигнуть ее с помощью алгоритма – невозможно. Читай в «ДзенХелпе» (в 1-м или во 2-м) «о психологических практиках-тренингах».

Итак. Любой алгоритм – это схема. Это инструмент. Он работает тем лучше, чем он конкретнее. Нож: сапожный, столовый, перочинный, финка, кинжал, самурайский меч, шпага, скальпель. Чем конкретнее нож заточен под конкретный процесс, тем он лучше работает. Плата за эффективность алгоритма – сужение области применения. Сужение области применения – это, в том числе, и уменьшение количества факторов, которые нужно принимать во внимание с целью их анализа.

Мы не можем проводить в Первой логике операций, не огрубляя таким образом реальные процессы. Иначе нам придется оперировать бесконечным количеством параметров. Бесконечным количеством параметров оперирует

Вторая логика. Естественно, это возможно лишь в случае принципиально иного оперирования. Например, – без создания алгоритмов.

Иной принцип оперирования параметрами рассматриваемого процесса и выращенная на основе этого принципа система законов оперирования, позволяющие решать те задачи, который не разрешимы в рамках Первой, формальной логики, я называю Второй логикой.



Учащийся:

Допустим, у меня на столе лежат CD. Мне нужно убрать их на место. Чтобы отличить их от остальных вещей на столе, я описываю их как «прозрачные пластиковые коробочки такой-то формы».

Но если мне нужно просто убрать со стола все вещи, то у этих же CD будет описание «вещь, находящаяся на поверхности стола». Получается, что в зависимости от цели, я меняю описание объекта? Или это не то? А если то, то это пример Второй Логики или нет?

Клейн:

Да. Да! Именно так! Изменение описания объекта и есть предмет Второй логики. После того как ты решил – КАК ты будешь описывать объект, после этого вступает в действие Первая логика. Но в выборе «описания» – «границ»! – границ описания! – она бессильна. Не путать «сбор информации об объекте с целью формирования выбора его последующего описания» и «выбор».

«Сбор» идет в рамках первой логики. «Выбор» – во второй. Нет, можно, конечно, и выбор сделать в рамках первой... Но тогда ты столкнешься с тем, с чем сталкивался не раз – хочется сделать так, а голова говорит: «нужно делать по-другому». Делаешь, как говорит голова и – блин! – промахиваешься! А то, что в другой раз – иногда! – не промахиваешься – говорит о том, что первая логика не дает устойчивого результата в зонах выбора, в зонах смены алгоритмов (алгоритм 1 «Идти» – выбор «Продолжать идти или начать бежать?» – алгоритм 2 «Бежать!»). Иногда совпадет – иногда нет. Вот ум. А вот мудрость. Вот первая логика. А вот – Вторая. Да. Границы описания задает Вторая логика. Вторая логика – это логика смены шкал. Первая – логика движения по выбранной шкале. Это разные логики!



Учащийся:

Стирайте, пожалуйста, в письмах все, не относящееся к делу.

Клейн:

Поддерживаю. Только не стирайте «живого». Кто там спрашивал пример для Второй логики? Привожу. Пример: Определить – что стирать, а что – не стирать! И действовать.



VT:

Ну, и где пример-то? как ты определил, что стирать, а что нет, пользуясь второй, а не первой логикой?

Учащийся 2:

Мне показалось, что это и есть пример. КАК он ( Клейн) определил – не так уж важно, на мой взгляд. Полезнее, чтобы Ты (я – они – не суть) – определили – где «живое», а где обратное...

Клейн:

Совершенно верно, Кора! А если еще учесть, что это не я стираю, а речь шла о том, чтобы КАЖДЫЙ стирал, сам – то вот и, пожалуйста, определяйте! Спасибо, Кора.

Обращаю внимание всех! – Смотрите, чем понимающее ученик Школы по Второй логике, тем он – вежливее, доброжелательнее, мягче в обращении. А чем тупее – тем грубее, обидчивЕе, ироничнЕе и жестче. Никогда не говорит «спасибо», «пожалуйста», не кланяется с почтением и, наверно, (это я уже догадки-предположения строю) – не умывается по утрам. Таких будем отчислять!

Учащийся 2:

Хотя, сама я еще не очень-то понимаю, где эти границы – но я их (свои) чувствую ( важно – это неважно)... наверно там, где начинается мое «чувствую» – там вторая логика и проявляется... потому, что если я смотрю на то же самое обычным взглядом через ум – то, собственно, он (ум) начинает мне орать: «Да что ты?!!!! это же вопреки всем правилам – это неверно – верно ТАК – как Я тебе говорю»... а я ему не верю.

Клейн:

Именно! На переходе – в период обучения-освоения – Вторая логика конфликтует с первой. Почему так происходит? – Так происходит потому, что мировоззрение – это некий каркас из шкал, выстроенный на основе базовой логики и заполненный материалом-информацией. И речь идет о том, чтобы заменить каркас из шкал, который есть... что?

Учащийся 1:

Еще вопрос: нормальные люди где-нибудь в повседневной жизни пользуются второй (не первой или не не-первой) логикой? – приведете пример.

Учащийся 2:

Я полагаю, что когда пользование второй логикой становится умением, то, в повседневной – везде. Взаимоотношения там с людьми – работа – семья... да все, что угодно.

Клейн:

Да, Кора! Именно так! Спасибо.

Учащийся 2:

...как бы через нее Мир – глубже – виднее – ближе – понятнее... то есть для понимания – познания.

Клейн:

Да. Она нужна именно для этого.



Учащийся 1:

Конус нарисовать на плоскости – можно. Есть много способов

Учащийся 2:

Видишь ли... нарисовать-то, конечно, можно... и способы имеются (изометрия там, аксонометрия всякая) – но вот УВИДЕТЬ конус, нарисованный на плоскости, не зная заранее ЧТО ТАКОЕ конус – вот это тяжело.

Клейн:

Точно, Глеб, – точно.

Учащийся 2:

Если ты всю жизнь прожил в плоскости, ты не сможешь воспринять аксонометрическую проекцию конуса, как конус. Ты скажешь: «Дык, какой же это конус. Это треугольник с эллипсом, а я же конус просил?»

Клейн:

Именно.

Учащийся 2:

Вот в чем сложность-то... Мне сдается, что Клейн нам, убогим…

Клейн:

Нет – не «убогим». Убогим рисовать бесполезно. Убогим рисовать – дураком быть. Не обзывайся, Глеб.

Учащийся 2:

…постоянно конусы рисует, а мы все…

Клейн:

Не все, Глеб, – не все.

Учащийся 2:

…их просто не видим. Свое восприятие надо менять, чтоб увидеть.

Клейн:

«Свое восприятие надо менять, чтоб увидеть» – в общем-то, верно. Но не очень конструктивно в данном случае. Надо: быть внимательным, быть вежливым, быть доброжелательным, быть терпеливым – и тогда все получится.

«Все получится» означает «въехать и, следовательно, изменить свое восприятие. Потом еще въехать – и еще изменить. И так далее».



Учащийся 1:

Мне нужен пример РАБОТЫ второй логики, сравнить ее с первой, определить различия.

Клейн:

Вот смотри! – Пример твоей логики: «Я пришел учиться, потому что не знаю. Я этого не знаю, но как меня учить этому – знаю лучше всех. Следовательно, Клейн, или как там тебя... ну-ка, по-шустрому – «Мне нужен пример РАБОТЫ второй логики, сравнить ее с первой, определить различия. Выполняй!» Ты понял – ЧТО ты вытворяешь, ВТ? Ты понял как КТО? – ты мыслишь и ведешь себя соответственно? Это – следствие невладения Второй логикой. Это – излучение мировоззрения, построенного на первой логике. Ошибочное излучение ошибочного мировоззрения. Это то, что по-буддийски называется «неведение». А по-русски – по-другому... Зайди в Библиотеку им. Монаха Мун-дака, найди там подходящий материал и прочти его.

Учащийся 2:

...КАК он ( Клейн) определил – не так уж важно, на мой взгляд... полезнее, чтобы Ты (я – они – не суть) – определили – где «живое», а где обратное...

Учащийся 1:

для 1, что «обратное» – «0» или «-1»?

Клейн:

Хорошая задачка из Второй логики. Чтобы решить ее – нужно провести границы. Понимаешь?

Учащийся 1:

Еще вопрос: нормальные люди где-нибудь в повседневной жизни пользуются второй (не первой или не не-первой) логикой? – приведете пример.

Учащийся 2:

Я полагаю, что когда пользование второй логикой становится умением…

Учащийся 1:

а ДО? (до того как вторая логика стала умением, до того, как я понял, что обозначает термин «вторая логика»)

Клейн:

До этого – в потемках.

Учащийся:

OK!OK! тогда попробуй построить (вообразить) четырехмерный кубик (простейший случай – у него все проекции одинаковые). С точки зрения геометрии никаких проблем. Попробуй построить из пластилина и палочек трехмерное изображение четырехмерного куба. Вот тогда ты, как раз, окажешься в положении двухмерного существа, которому показывают аксонометрию трехмерного куба.

Я лично пробовал это делать. Имея навыки начертательной геометрии, это совсем несложно. Берешь четыре оси, на каждой тройке осей строишь трехмерные кубы. Потом соединяешь вершины и все дела. Смотришь на переплетение палочек. Пред тобой каркас, в котором четырехмерное существо БЕЗ ТРУДА узнает 4-х мерный кубик (прозрачный).

Но вот Я, глядя на результат, НЕ СМОГ понять, как выглядит ЭТО для четырехмерного существа.

Клейн:

Кстати, имей в виду, еще одна грань гипер-куба – обычный наш куб – это вся наша вселенная. Если ты вывернешь, а точнее, – разорвешь и свернешь на себя эту модель, то ребра пройдут через всю вселенную и, сомкнувшись, ограничат пространство вокруг тебя, пройдут далее, сжимаясь, сквозь тебя и ограничат, в конце концов, пространство равное тому маленькому кубу, который находится в центре гиперкуба. А тот его маленький кубик-грань в центре, разомкнувшись, включит в себя всю вселенную, включая тебя... В отличие от 4-мерного существа – ты всегда находишься в этом гиперкубе, в одной из его граней-кубе – «разомкнутой» и включающей в себя весь наш 3-х мерный мир... Сосредоточься – ты легко это увидишь.

Учащийся:

Если да – то как надо восприятие менять? Вот это я и хочу узнать тут.

Клейн:

О!

Учащийся:

Со всеми этими 2,3,4 мерными кубами анекдот вспомнился:

Увидел математик афишу «Выступает КАмерный оркестр», побежал, купил билет в первом ряду... Через пять минут после начала встает и покидает зал, бормоча себе под нос: «совершенно тривиальный случай, k=3».



Учащийся:

Я буду стараться, хотя, честно говоря, перспектива овладения «запредельной мудростью» довольно туманна. Ни тебе светильника, ни тебе света, понимаешшшь! Пока все мои умозаключения сводятся в какой-то замкнутый круг типа «утром деньги – вечером стулья».

Клейн:

«Утром деньги – вечером стулья» – это Первая логика. «Замкнутый круг» – это попытка решить Первой логикой то, что решаемо только Второй. «Ни тебе светильника, ни тебе света» – это жизнь.

Учащийся:

Клееееееейн!!!!!! Ну как же это увидеть-тоооооооооо???? Где выключаааааатееееееель??? Какая она, вторая-то логика? Смотри: мне ОЧЕНЬ понравился пример с треугольником и кругом, вероломно оказавшимися конусом. Но этот пример дал мне понять, что вещи МОЖНО видеть по-другому. МОЖНО. Где-то там. Я могу рассуждать о какой-то другой логике только на примере этого примера, абсолютно не имея понятия, о чем я рассуждаю.

Клейн:

Ничего. Это временно.

Учащийся:

Где и как этот пример можно применить, приложить?

Клейн:

Любой вопрос, который у тебя возникнет в твоей жизни – скоро! – вопрос из серии «куда ни кинь, всюду клин»... – или «быть или не быть»?... – мы рассмотрим на предмет применения к нему Второй логики.

Учащийся:

Я могу примерно рассказать, как я овладевал моей логикой с самого рождения. Эта логика, наверное, почти во всем основывалась на поступающей извне информации…

Клейн:

Логика – не «основывается на поступающей извне информации», логика перерабатывает «поступающую извне информации». Логика – это механизм, перерабатывающий информацию. Логика – это совокупность законов, по которым перерабатывается информация. Эти совокупности (механизмы) – бывают разные. Я знаю 2 и догадываюсь о существовании 3-го.

Учащийся:

…на том, как я воспринимал себя и все остальное, считая это восприятие объективным.

Клейн:

Восприятие – всегда субъективно. Восприятие – это реализация способности сознания (конкретного!) получать целостную информационную картинку конкретного фрагмента мира. Важно, что информация, поступающая по каналам органов чувств, перерабатывается сознанием на основе базовой, встроенной в сознание, логики. После чего собирается сознанием в целостную картинку конкретного фрагмента мира. Восприятие – это непрерывный процесс создания картинки сканируемого органами чувств участка мира. Создания картинки с заранее встроенной в нее оценкой! – Потому что, повторю – «на основе базовой логики».

Учащийся:

Сейчас, даже если я ставлю под сомнение объективность моего восприятия, что это меняет? Я же не начну сразу воспринимать как-то альтернативно?

Клейн:

«Сразу» – не начнешь... Кстати, – образец логики: Я воспринимал себя умеющим драться, считая это восприятие объективным. Сейчас, после того как я узнал о существовании мастеров кун-фу, даже если я ставлю под сомнение объективность моего восприятия, что это меняет? Я же не начну сразу драться как-то альтернативно?

Учащийся:

Или для того чтобы воспринимать по-другому, нужно прекратить воспринимать так?

Клейн:

Нет. Ничего прекращать не надо. Вторая логика – это основа другого способа восприятия. И это – действительно, логика. (см. ЧТО такое логика выше). Если ты «прекратишь воспринимать так» – это не поможет тебе НАУЧИТЬСЯ второй логике. Но на самом деле: ты не сможешь «прекратить воспринимать так» (см. ЧТО такое восприятие).

Учащийся:

Эта вторая логика как сингулярность прямо.

Клейн:

Ну, не совсем...

Учащийся:

Знаешь, когда я еще в школе учился, мне приходилось часто спорить с моим друганом о всяких там модных вещах типа бесконечности, пустоты, там, бессмертия. И когда он меня совсем доставал, я ему всегда говорил, что, мол, мы-то не знаем, а может есть какая-то другая логика, в рамках которой эти понятия определимы. Причем наличие подобной логики в моем представлении почему-то чаще всего предписывалось представителям внеземных цивилизаций, шибко развившихся на народной беде.

Клейн:

На Земле существуют всего две логики. Ярчайшие представители обладателей Второй логики (в хронологическом порядке) – Будда, Хуай-нен, Линь-цзы, Маркс, Ленин.



Клейн:

Вторая логика, как и первая, является машиной по деланию выводов (непроизвольных!) из посылок. Вторая логика – это более сложная машина, чем первая. Потому что первая может действовать лишь в проведенных уже границах («область определения аргумента»). А вторая действует, как раз, в момент, когда границы не проведены. Ее задача, как раз, провести границы и дать фронт работ для первой логики.

На самом деле,  первая логика – это вырожденная вторая. Как квадрат – это вырожденный куб, а круг – это вырожденный шар.

Далее. Эта машина является инструментом для получения «правильного взгляда». С целью выработки «правильного действия». Управлять инструментом – действительно, можно лишь изучив, освоив, его. ОВЛАДЕВ им. «Управлять инструментом» означает «использовать его в жизни».

Искусство проведения границ является основой Второй логики. Стратегия – это умение проводить границы. Оперативно-тактические действия – это умение действовать в проведенных для тебя границах.

Вторая логика – это обработка информации в условиях ее недостаточности.

Первая – в условиях достаточности. В задачке по физике или математике (возьми учебник!) – всегда достаточно информации для получения ответа. В задачках, подбрасываемых жизнью, всегда – недостаточно информации. Вводной информации для получения однозначного ответа.

Задача второй логики – получать однозначный (конкретный) ответ в условиях недостаточности информации. Причем, получать его осознанно, а не абы как... – как обычно. Имея представление о границах, и практикуясь в их проведении – ты все дальше будешь уходить от способа получения ответов, который называется «абы как» (обычный способ), и все больше приближаться к способу «осознанно» (необычный способ).

Логика мудрости – вот что такое Вторая логика. Логика ума – вот что такое Первая.



Учащийся:

Клейн, вот по поводу второй логики – я не могу понять, чему учиться?

Клейн:

Это – стандартная ситуация. Просто, иди...

Учащийся:

Ведь, по сути, ты говоришь, что вторая логика – умение проводить границы…

Клейн:

Да.

Учащийся:

…правильно строить систему координат…

Клейн:

Да.

Учащийся:

двигать точку отсчета.

Клейн:

Да.

Учащийся:

Потом следует утверждение, что умение это – есть мудрость…

Клейн:

Мудрость – это умение проводить границы, правильно строить систему координат.

Учащийся:

Действие…

Клейн:

Да. Не только увидеть-понять правильно, но и правильно сдействовать.

Учащийся:

…выполняемое на основе интуитивного сознания…

Клейн:

Я нигде не говорю об «интуитивном сознании». И даже из перевода Сутры Шестого Патриарха почти отовсюду (а, может быть, – отовсюду) повычеркивал это дурацкое европейское словосочетание.

Нет «интуитивного сознания» – есть «искусство второй логики».

Действие на основе осмысления ситуации, явления, процесса в рамках Второй логики – это конечный результат использования Второй логики. Он – обязателен.

Логика осмысления явления и логика действия, реакции на это явление – это основные способы применения Второй логики.

Учащийся:

А после уже действует ум, первая логика, который с помощью алгоритмов анализируют явление в выбранных границах.

Клейн:

Анализирует не «явление с помощью алгоритма», а – «модель явления». Рамки, границы, система координат – это и есть задавание «модели явления». Вторая логика анализирует само явление. На предмет создания модели. Определение «рамок рассмотрения» – это и есть выбор (конструирование) «модели». После того, как создана «модель явления», формируется «модель действия». После этого Первая логика разбивает «модель действия» на шаги, этапы, ступеньки, – т.е. создает алгоритм действия.

Учащийся:

Получается, что «научиться второй логике» = «просветлиться, омудреть».

Клейн:

Вторая логика необходима, но недостаточна для просветления. А помудреть – пожалуйста.

Учащийся:

То есть умение правильно проводить границы – это продукт просветления, мудрения, врубаемости?

Клейн:

Нет. Мудрость (запредельная) – это продукт просветления. И, одновременно, его составная – необходимая – часть. Умение правильно проводить границы – это «продукт мудрения» и, одновременно, его основа. Умение правильно проводить границы решает проблему «врубаемости» и, одновременно служит ее основой. Вот так-то...

Учащийся:

Помню, помню, что просветление и мудрость взаимосвязаны…

Клейн:

Помню-помню словесную оболочку... Это хорошо. Но этого мало.

Учащийся:

Но получается, что выделять Вторую логику в отдельный предмет – тоже не совсем верно?

Клейн:

В отдельный предмет можно выделить что угодно. Правильно проведя границы. Конкретные границы. Этому, как раз, и учит Вторая логика. Ответы на вопросы она дает (также как и первая) предельно однозначные. В ней нет «не совсем верно». «Не совсем верно» – получается лишь тогда, когда явление (не мертвый предмет, а явление!) анализируется инструментом первой логики. Т.е. когда инструмент не соответствует предмету, к которому он применяется.

Точнее, когда сложность инструмента не соответствует сложности предмета, к которому он применяется. Как тяпкой вырезать аппендицит, например... Или как, например, твоим сознанием... – ну, ты понял смысл моей шутки...



Учащийся:

Употребляемые тобой понятия имеют разные значения, так как ты, видимо, усредняешь смысловую нагрузку понятий и выражений в рассчете на сколько там человек?

Клейн:

Нет. Я не усредняю. Во второй логике, просто, нет – потому что не может быть! – терминов. Или «определений». Или «дефиниций», как говорил полупрезрительно Карл Маркс. Он, кстати, в противоположность понятию «дефиниция» ввел понятие «категория». Как адекватный инструмент определения сложных понятий. В Чане нет терминов. В человеческом организме нет шестеренок.

Учащийся:

В общем, теперь мне кажется, что да, Хуай-нэн, мог передать знание, только надеясь на похожий на него тип сознания.

Клейн:

Да. Это знание можно передать только определенному типу сознания. «Путь для избранных» – это понятие ввел Хуай-нен.

Учащийся:

т.к. писал сутру.

Клейн:

Нет. Он ничего не писал. Я – единственный, кто пишет...

Учащийся:

Видимо, в личном контакте с ним, все было бы иначе?

Клейн:

Я не знаю, что такое «иначе».

Учащийся:

Даже для других типов сознания?

Клейн:

«Иначе»... «также»... – Определи!



Клейн:

Я не про зависть. Я про то, что всем трудно. Что абсолютно все продвигаются через трудности. Что нет легких путей. Что трудности при продвижении – это норма, это закон природы.

Учащийся:

Это зависит от того, как относиться к трудностям, по-моему. Я считаю, что трудности это даже хорошо, поскольку помогают раскрыться.

Клейн:

Да. Это так.

Учащийся:

«На большой воде корабли выше».

Клейн:

Это не про трудности. Это про зоны активности. Большой поток денежный – комиссия (которая всегда, к примеру, – 0,1%) больше (в абсолютных цифрах-долларах). Или: В большом городе – больше возможностей. Или: где, в каком месте, должен плавать учащийся, «возымевший мысли об аннутара-самьяк-самбодхи». Если бы было про трудности, было бы так: «Чем больше вода – тем толще акулы».



Учащийся:

Результатом этого всего стало то, что я перестал дергаться и жалеть время.

Клейн:

О! ОО! Представляешь, что кругом творится? Народ изводит ВСЕ свое время впустую, а периодически страшно «жалеет время», т.е. боится, что может извести его впустую, если отступить хоть на чуть-чуть от привычного ему способа изводить время впустую. «При бросании камней в воду смотри на круги ими образуемые, иначе это бросание будет пустою забавою». (с) Козьма Прутков.

Учащийся:

Ну, не совсем же впустую? Они иногда учатся, на еду зарабатывают? Нечасто, но они это делают.

Клейн:

Я тебе – не чтоб народ обсуждать... А чтоб задуматься слегка... Про себя самого, естественно...

Учащийся:

Так вот. После того как я перестал его жалеть – его стало больше, и делаю я теперь гораздо больше дел!

Клейн:

Это – один из 18.000 результатов побочных. Эффектов, которых мы должны добиться-получить, следуя правильным курсом в правильном направлении в правильную сторону.

Учащийся:

Чего? Три параметра?  Одной правильной стороны было мало?!!!

Клейн:

Это типа трех сосен.



Клейн:

К слову. Рядом с настоящим просветленным жизнь расцветает настоящими красками. А рядом с «высококачественной имитацией просветленного», жизнь засыхает и становится серой и пыльной. Хотя и тот, и тот умеют ответить на любой вопрос. И их ответы – не различимы для людей... для подавляющего большинства людей.

Учащийся:

Надеюсь, это лечиться?

Клейн:

Да. У неподавляющего меньшинства.

Учащийся:

Это – хороший шанс.

Клейн:

Больница справок не дает. Выписка больных с 9.00 до 12.00. Морг работает с 13 до 15.00.



Учащийся:

Просто мир он как-то работает весь, но это, в общем-то, неважно. Сегодня полдня спал. То есть лежал. Мне все время хотелось встать. А я говорил себе что это, в общем-то, неважно.

Клейн:

Ты заблуждаешься. «Неважно» нужно относить к себе, к своим «удобствам-неудобствам». Сделал все свои дела – значит, у тебя освободилось время делать что-нибудь хорошее в этом мире. Развивать свой потенциал! Развиваться! Иногда – это самый лучший способ делать что-нибудь хорошее в этом мире... для всех живых существ.



Учащийся:

В общем-то, как это ни странно, тяга к получению информации осталось. Все время кажется, что если я вот что-то сейчас прочту, там сутру, дзенский журнал или письмо от Клейна, то въеду куда-то. Выше уровнем поднимусь. Лежу и думаю: а зачем, собственно, мне надо выше уровнем подниматься, мне и так вроде хорошо?

Клейн:

Цели подъема в «выше уровнем» – не лежат в том уровне сознания, где находятся мысли «мне и так вроде хорошо», в уровне, где находятся мысли «лучше или хуже смогу пожрать».

Просветление – это не костыль для подпора хилой хибары. Понимаешь меня?

Учащийся:

Что не просветление, я понимаю. Вот что такое просветление – не знаю.

Клейн:

Просветление – это развитие заложенного в человеке потенциала на 100%.



Учащийся:

Уловка – это сочетание слов или действий, ведущее к результату, который отличается от того, который был ожидаем тем, к кому применили уловку!

Клейн:

Отличное определение! Согласен. Если мы определяем «уловку» таким образом, то следовательно нужно различать 2 вида уловок: «хорошие» и «плохие». Это первое. И второе: чем выше мастерство – тем менее необходимы уловки. И третье. Если я даже не применяю уловок, то ты все равно – получишь результат «который отличается от того, который был ожидаем тем, к кому применили уловку». Потому что твое «представление о результате» изменится после получения результата.

Вопрос: Означает ли то, что когда «я не применяю уловок», все равно, получается «применяю уловки»?

Учащийся:

Наверное, это означает, что ты с позиции «знаю, что такое результат» подсказал методы и способ его достижения.

Клейн:

Я не подсказывал ни «метод», ни, тем более – «способы». Это уж точно. О методах и способах – позже.



Учащийся:

Как ты это сделал – в общем-то, неважно?

Клейн:

Это важно только по отношению к тому, что «умение с позиции «знаю, что такое результат» подсказывать методы и способ его достижения» – входит в «полный боекомплект».

Тебе еще рано об этом беспокоиться. Потому что перед «полным боекомплектом» есть «основной», перед ним – «оперативно-тактический», перед ним – «минимальный», перед ним – «начинающий», а перед ним – «Великий учебно-имитационный с завязками на основных частях тела трижды бронированный боекомплект Выступающего в Великий Поход». Тебе смешно?

Учащийся:

Не очень. Вот если я на себя одену такую хреновину и посмотрю в зеркало, вот тогда, мне наверно будет смешно. Погоди. Ты сказал «на всех основных частях тела». Я правильно понял?

Клейн:

Твой юмор чрезвычайно тонок и поэтому смешон вдвойне и втройне.



Учащийся:

Получается, что я не понял к чему стремиться надо. К примеру. Можно взять какой-то конкретный пример?

Клейн:

Можно. «У бодхисаттвы – куча лопат, но он копает голыми руками, он едет на коне через мост, но коня нет, а под ним струится не река, а мост...» Так понятно?

Учащийся:

Ну, про лопаты еще туда-сюда… не ясно только почему не копает… Наверно, не хочет?... А вот про мост, коня, реку, едет... лопата!

Клейн:

В общем (возвращаясь к началу) – он делает это именно так. И что значит «хочет»? Ну, да... – хочет... Но и не может! – по другому.



Учащийся:

Вот это понятно. Встречу Рам-цзы – убью его. Точнее, когда я уйду от него, это будет уже не тот Рам-цзы. И я тоже умру. Да?

Клейн:

А мне – «непонятно, убью, не тот, тоже умру» – расшифруй!

Учащийся:

Да шучу я так, в извращенной форме. Ну, у Рам-цзы есть фраза. «Рам-цзы до тебя нет никакого дела. Встретишь рам-цзы, убей рам-цзы». И «Рам-цзы здесь для того, чтобы убить тебя» или что-то в этом роде. В общем Эго убьет, так я это понимаю.

Клейн:

А-а-а... Когда Рам-цзы говорит: «Рам-цзы до тебя нет никакого дела, встретишь рам-цзы, убей рам-цзы». И следом: «Рам-цзы здесь для того, чтобы убить тебя» или что-то в этом роде – это... Ну, короче, Хуай-нен так никогда бы не стал говорить.

Учащийся:

Ну, а что в таком случае сказал бы Хуай-нен? Что это означает? Мне кажется, что тут есть какой-то намек, подвох, что ли.

Клейн:

Это – литературное произведение. Его и нужно так воспринимать. Оно кого-то тормошит – но не более. Это его функция. Оно не обязано распространять светлую энергию. Там могут быть реминисценции – перепевы известных выражений. Автор не обязан любить людей. И уж тем более «чувствовать» ответственность за них. Литературное произведение ценится лишь по шкале «талантливо-неталантливо». «Литературное произведение» – это «предмет», «вещь». Хуай-нен – в другой плоскости – он не делал вещей. Он растил сознания. Как в случае изготовления «литературного произведения», так и в случае «выращивания сознания» применяется одинаковый на вид инструмент – «слово». Отсюда и путаница. Но «слово» – это оболочка. «Слова» – это форма проявления потока. Форма проявления потоков энергии. «Когда два человека говорят одно и то же (даже!) – они делают (говорят) совсем не одно и то же». – Под одной овечьей шкурой скрывается волк, а под другой – сторож Пахомыч...



Учащийся:

Клейн, но ведь Хуай-нэн тоже критикует в своей сутре некоторые методы медитации и.т.д.? И людей, которые ведут себя так, а не иначе?

Клейн:

Ты правильно пишешь: «Хуай-нэн тоже критикует в своей сутре некоторые МЕТОДЫ медитации». Рам-цзы же критикует ЛЮДЕЙ. Это принципиальная разница. Одна позиция сводится к позиции «мыслитель», другая – к позиции «талантливый сплетник».

Учащийся:

Да! ДА! Я понял сегодня разницу! Когда ты смеешься над людьми, а когда над глупостями.

Правда, тут очень тонкая грань. Можно перепутать.



Учащийся:

Иногда хочется плюнуть кому-нибудь в морду.

Клейн:

Проанализируй это. Что это? В чем суть этого желания? Оцени его и его причины? Вслух.

Учащийся:

Вот иду вчера в метро. На платформе стоит человек. Мне вдруг захотелось плюнуть ему в морду. Просто от радости. Что он тупой такой, а я нет! Во как. Блядство, да?

Клейн:

Без любви к живым существам не пройдешь никуда. Ум, сила – сами по себе роли не играют...

Учащийся:

Но иногда, при наблюдании некоторых существ, хоть и живых, но в танке, хотя и понятно, что это они просто глубоко больны, очень хочется не то, что плюнуть им в морду, а вообще становиться стыдно за род человеческий…

Клейн:

Одно скажу: ты – неправ! Ни когда «очень хочется плюнуть им в морду» – по одной причине, ни когда «вообще становиться стыдно за род человеческий» – по другой. Вторая – более тонкая: стыдно должно быть только за себя. Только своя ответственность! Только конструктивно. Т.е. свои поступки, цели, действия! Только – «за свой счет»!



Учащийся:

Иногда хочется плюнуть на все это.

Клейн:

Ну, это понятно. Все так и делают. В 18, 20, 25 и так далее лет... к 33-м плюют уже самые стойкие. В той или иной форме плюют. Иногда незаметно плюют. Для других и для себя даже незаметно. Но плюют все. Почти.

Учащийся:

Как ты думаешь, они окончательно плюют? почему они плюют? И надо ли плевать? Правильно ли это?

Клейн:

Да. Окончательно. Плюют они от слабости. Невозможно выдерживать напор сбивающего тебя с пути мира. Трудно. Больно. И плюс сомнения в том, что Путь – это не иллюзия. Вот и плюют. И уходят. Сходят с дистанции.

Учащийся:

Как может быть больно, если мир – иллюзия? Отчего больно? Жена ушла? По башке дали? Посадили в тюрьму? Мне лично трудно это представить в мои уже немолодые – 20 – годы. Для меня это развитие – наоборот, способствует, как бы это сказать, пищеварению. Хотя вроде и не в этом его смысл.

Клейн:

Я ж писал тебе: «В 18, 20, 25 и так далее лет... к 33-м плюют уже самые стойкие. В той или иной форме плюют». Если бы это было не так – вокруг тебя ходили бы сейчас только просветленные люди. Ну, во всяком случае встречались бы, ну, хоть раз в неделю. «В мои немолодые 20 годы мне трудно это представить». Это не вопрос ума. Или фантазии. Представить». Это вопрос усталости. И одеревенения. Души. А потом и всего основного.

Постепенно-постепенно. До критического уровня. А потом – бац! – плюют! «Иногда незаметно плюют. Для других и для себя даже незаметно. Но плюют все. Почти». Если ты бежишь неправильно, то это лишь вопрос времени – когда ты прекратишь бег. Вопрос начального запаса сил. За каждую добычу в мире (см. «Ангелы» в Хелпе) – ты должен расплачиваться кусочком души.

Это универсальная валюта. Переводишь этот кусочек из «живого» в «мертвое» состояние. Единицу – в нолик. «Правильно бежать» означает, в том числе, бежать в той плоскости, где любой, нужный тебе ресурс не есть «добыча». Так же как любое «отношение обмена» (а любое отношение – это обмен) – не есть «отношения торга» автоматически... Так же, как любая активность – не есть «кармическая активность» обязательно...

Учащийся:

Клейн, можно у тебя попросить совет как это сделать?

Клейн:

Повышать уровень понимания. Повышать уровень мастерства. Повышать уровень стойкости. – Просветленности, одним словом... «Три параметра».



Учащийся:

Приведете пример доказательства с использованием второй логики. Может это хоть что-то прояснит…

Клейн:

Вторая логика не используется для доказательств.



Учащийся:

Прочтите, пожалуйста, в одном из первых ДзенХелпов то, что пишет Клейн об учителях и учениках.

Клейн:

Первое правило ученика – слушаться!

Учащийся:

И! И здесь никто никого не критикует!!!!!

Клейн:

Это один из основных постулатов правильного сознания. Это одна из основ основ! Очень важно! Для примера: – найдите критику в каком-нибудь из номеров ДзенХелпа.



Учащийся:

Вот не могу я до конца въехать, как делать одно дело. Для меня очевидно, что буквально следовать этому невозможно... Куча процессов – дыхание, рост волос и пр. – протекают в фоновом режиме одновременно. Еще куча процессов слишком сложны (например ходьба) и сами включают в себя море подпроцессов: оценка скорости и траектории автомобилей, встречных пешеходов, перестановка ног, оценка глубины и брызгоопасности луж и все такое.

Клейн:

Да. Мир устроен так, что он есть процесс (система). Каждый процесс делится на подпроцессы, которые делятся, в свою очередь на под-под-подпроцессы бесконечно. Так же, как описаний стакана – бесконечное количество.

Именно поэтому, глядя на мир, нужно УМЕТЬ проводить границы. Выбора у тебя – нет. Для того чтобы действовать ты ВЫНУЖДЕН проводить границы.

Весь выбор сводится к тому – будешь ты их проводить неосознанно или осознано. Что такое «неосознанно»?

«Неосознанно» – это, видя «кучу процессов, дыхание, рост волос и в фоновом режиме одновременно еще кучу процессов, неохватываемую умом» – проводить границы способом «ну, как-то они само проводятся». Варианты: 1. хрен знает как, 2. инстинктивно, 3. интуитивно, 4. на основе стереотипов, 5. в виде комбинации первых 4-х вариантов.

Или можно «просчитать», т.е. – принять решение «на основе формальной логики».

Но так как рамки (границы, система координат) для просчета принимаются только в виде вариантов 1-5, то результат «строго выверенного движения в произвольных рамках» не будет слишком уж отличаться от «ну, как-то оно само принимается».

Уход в сторону «ну, как-то оно само принимается» – это капитуляция Мышления под лозунгом «Не могу, поэтому вы, остальные Части Сознания, расхлебывайте это, как знаете» (простой человек).

Уход в сторону «строго выверенного движения в произвольных рамках» (что является всего лишь замаскированным вариантом «ну, как-то оно само принимается») – это маскировка капитуляции (умный человек).

Уход в сторону «невозможности выверенного движения из-за невозможности (якобы) провести рамки во всей этой куче» – это маскировка маскировки капитуляции (дзенствующий человек).

Выверенное, а не произвольное, проведение границ на основе Второй логики и

выверенное движение в этих границах на основе Первой логики под правильным контролем Второй логики – это «осознано» (мудрый, или Правильно дзенствующий).

Учащийся:

А когда я иду и решаю в уме какую-то задачу...

Клейн:

Когда ты говоришь «решаю в уме какую-то задачу», ты НА САМОМ ДЕЛЕ говоришь «решаю в уме какую-то задачу на основе базовой логики моего сознания». Если базовая логика твоя не подходит для решения этой задачи, или другими словами, эта конкретная задача принципиально не разрешима инструментарием Первой (формальной) логики, то ты будешь получать либо (1) четкие решения без гарантии их верности, либо, пытаясь интуитивно удержаться в зоне верности, будешь получать (2) размазню. Вот и весь выбор – «размазня» или «четко, но неизвестно верно ли».

Пример1: Сложите из 6-ти спичек 4 треугольника.

Пример 2: Чем лучше колоть орехи: твердым предметом или мягким? молотком или подушкой?

Пример 3: Как растить ребенка: в любви или в строгости? в свободе или в ежевых руковицах?

Упражнение к вопросу «Когда ты говоришь «решаю в уме какую-то задачу», ты НА САМОМ ДЕЛЕ говоришь «решаю в уме какую-то задачу на основе базовой логики моего сознания»»: Как формулируется теорема, обратная теореме Пифагора?

Учащийся:

Какое ОДНО действие я должен делать? Идти? Или задачу решать? Смотря, что важнее в данный момент времени...

Клейн:

Гра-ни-цы. Проведение границ. Осознанное проведение границ. Осознанное проведение границ рассмотрения явления. Осознанное проведение границ рассмотрения конкретного явления.

Учащийся:

Таким образом, по любому приходиться постоянно переключаться между процессами. Никуда от этого не деться. У меня вообще работа такая, которая требует резкого переключения и «правильной реакции каждый момент времени».

Клейн:

Это неважно. Мы – следи за границами! – говорим о ВЫПОЛНЕНИИ УПРАЖНЕНИЯ, а не о том, что нужно научиться не уметь переключаться между процессами.

Учащийся:

Короче надо границы провести правильно. Без второй логики не обойтись... Стало быть, когда Клейн говорит «Делать одно дело»…

Клейн:

Нет такого – границы, опять неверно проведены границы! – «Клейн говорит: делать одно дело», а есть – Клейн говорит: «Вот вам упражнение «Делать одно дело» – сделайте его». Почувствуй разницу.

Учащийся:

я понимаю «предоставлять максимальные ресурсы в распоряжение наиболее приоритетного в данный момент процесса». Иначе говоря, я вот сейчас пишу это письмо, в фоне слушаю Джима Моррисона, периодически слушание Моррисона выплывает на передний план и получает наибольший приоритет (когда момент очень клевый). Пока все это писал, подошел юзер (девушка симпатичная) с вопросом. Ответил на вопрос, вернулся к письму, продолжаю делать одно дело. Я правильно понял?

Клейн:

«Предоставлять максимальные ресурсы в распоряжение наиболее приоритетного в данный момент процесса» – это красиво звучит! Но давай трансформируем это выражение. «Приоритет в ресурсах приоритетному процессу!» Дальше трансформируем. «Приоритету – приоритет!»

Приоритет в ресурсах – это неотъемлемое свойство приоритета. Или это не приоритет, а декларация приоритета.

Я говорю только одно: «Вот вам упражнение. Попробуйте выполнить его».

 

Собрано и структурировано Лотосом
август 2001 г

 

на главную страницу

в Школу по Второй Логике

 

 

 

 

Rambler's Top100

 

Copyright c 1999-2005 ZenRu